Мир, молодежь, фестиваль!

С 15 октября в Сочи на площадке Олимпийского парка проходит XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов-2017. За всю историю фестивального движения Россия в третий раз стала хозяйкой крупнейшего международного события в области молодёжного взаимодействия. В первый раз международный молодёжный форум прошёл в СССР 60 лет назад. 28 июля 1957 года VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов принимала Москва. Тогда его гостями стали 34 000 человек из 131 страны мира. Он проходил под лозунгом «За мир и дружбу». Символом молодёжного форума, на который прибыли делегаты от левых молодёжных организаций мира, стал Голубь мира – рисунок Пабло Пикассо. За две фестивальные недели было проведено свыше восьмисот мероприятий. Приехавшие иностранцы свободно общались с москвичами, и это не преследовалось. Для свободного посещения были открыты Московский Кремль и парк Горького. На Центральном телевидении появилась редакция «Фестивальная», запустившая первую советскую викторину «Вечер весёлых вопросов», идею которой потом заимствовал КВН. Следуя традиции предшествующих фестивалей молодёжи, в Москве был заложен парк Дружбы. В парке была установлена приуроченная к данному coбытию скульптура «Фестивальный цветок». Также были построены гостиничный комплекс «Турист» и гостиница «Украина». Проспект Мира получил свое название в 1957 году также в честь международного движения за мир и в связи с проходившим в Москве фестивалем – мемориальный знак установлен на стене дома №2. В столице впервые появились венгерские автобусы «Икарус», к событию были выпущены первые автомобили ГАЗ-21 «Волга» и первый «рафик» – микроавтобус РАФ-10 «Фестиваль». Для советских юношей и девушек фестиваль стал незабываемым событием. Он пришёлся на середину хрущёвской оттепели и запомнился атмосферой свободы и открытости. Губкинской жительнице Ниночке Калачихиной в 1957 году было 16 лет. Но и сегодня Нина Романовна с особым тёплым чувством вспоминает те июльские дни, каждый из которых был наполнен новыми впечатлениями и открытиями. Её память погружает нас в атмосферу того времени, оживляет образы и пережитые эмоции. – 1957 год, Союз Советских Социалистических Республик. Я тогда только перешла в десятый класс. Годы учёбы в школе всегда вспоминаю с удовольствием: пионерия, комсомол – мы жили очень дружно и интересно. Внешкольная жизнь проходила в Доме пионеров, где работало огромное количество разнообразных кружков. Страна тогда жила изолированно, как сейчас говорят, за «железным занавесом». Мы, дети, этого не ощущали. Напротив, времена правления Хрущёва запомнились мне каким-то невероятным душевным подъёмом, во всём чувствовался небывалый энтузиазм, все ждали перемен. Хотя дефицит был и в продуктах, и в одежде. Но все понимали: время послевоенное – и мирились с этим. Мы с мамой жили в городе Киржач, в 80 километрах от Москвы. Мой отец, офицер СМЕРШа, во время войны пропал без вести, его сестра опекала меня и каждый год забирала к себе на дачу, которая находилась в Бескудниках, недалеко от Савеловского вокзала, теперь уж это всё Москва. А рядом, на станции Окружной, были построены общежития для иностранных участников фестиваля. Это был целый городок со своей инфраструктурой: концертными и танцевальными площадками, кафе, скверами, прогулочными зонами. Музыка здесь гремела чуть ли не до утра. Везде слышалась иностранная речь. А что такое иностранец для нас, советских людей, в те времена? Сейчас даже трудно объяснить, это как сегодня – существо с другой планеты. Конечно, особое внимание привлекали темнокожие, потому что до этого негров мы не видели. Для жителей Москвы фестиваль стал настоящим шоком, настолько неожиданным оказалось всё, что они увидели и почувствовали. Главные мероприятия фестиваля проходили в центре Москвы, в Лужниках, в парке имени Горького. Но туда попасть могли не все, вход был только по пропускам. А вот на Окружной мы с двоюродной сестрой пропадали все вечера. До сих пор перед глазами разноцветная весёлая толпа – почти все иностранцы были в своих национальных костюмах. Впервые тогда мы увидели греческие, албанские, японские наряды, костюмы африканских народов, большое впечатление производили и их танцы. Нина Романовна с подругами. 1957 год Нина Романовна с подругами. 1957 год Молодежь общалась, пела песни, слушала джаз. Фестиваль перевернул наше представление о моде. Именно тогда «последним писком» стали нейлоновые блузки и брюки-дудочки. Тогда же мы впервые узнали и о жевательной резинке. Надо отметить, что подросткам тогда запрещалось ходить на танцы, слова «дискотека» не существовало, все мероприятия проводились в школах. А тут никого не ограничивали. Хотя милиции было много. С внуками. 2017 год С внуками. 2017 год При этом все эти «открытия» никак не повлияли на наш патриотизм и приверженность системе, на те моральные принципы, в которых мы воспитывались. «Да, они живут так, а мы – иначе, но мы будем жить лучше», – так думали тогда практически все. Конечно, хотелось бы попасть в Сочи и увидеть это зрелище воочию ещё раз. Но ничего – смотрим по телевизору!